«Сама жизнь есть творчество – нас же сотворили.

И человек должен творить,

тогда есть какой-то смысл в жизни», 

Юрий Рычков

Общение с этим человеком открывает всю необъятность простора творчества, посвящает в мистерию рождения мысли творца, погружает в запредельность фантазии, наполняя каждого его собеседника неуёмной творческой энергией. Сегодня у нас в гостях – молодой талантливый актёр, автор и режиссёр театров России, создатель авторского театра «ТК-14», один из организаторов фестиваля «Гогольфест», завсегдатай международных театральных фестивалей, активный общественный деятель, истинный творец, исключительно интересный собеседник и меганеординарная личность ЮРИЙ РЫЧКОВ.

О СЕБЕ. До 15 лет жил в Киеве. Закончил юридический колледж в Самаре. В колледже был участником команды КВН, поставил свой первый спектакль «Инкубатор», который сразу занял первое место на городском фестивале среди вузов «Студенческая весна». Его же обновлённая версия в авторском театре ТК «14» через семь лет, в 2009 г., стала призёром Международного театрального фестиваля в Польше.

Закончил три курса одного из сильнейших театральных вузов России – Театрального института г. Самара.

Поступил в ГИТИС в Москве, но не учился там из-за сложившихся на тот момент обстоятельств.

Основал авторский театр ТК «14», ставший важным этапом в творческой карьере.

Участник организации «Молодая просвита», учреждённой Лесей Украинкой и Тарасом Шевченко. Принимал там участие в издании газеты, был организатором социальных акций, фестивалей. Режиссировал областные фестивали «Студенческая весна».

Выступал в Москве в Comedy Club.

Были разносторонние увлечения: журналистика, общественная деятельность, пантомима, издательская сфера. Сейчас – графический дизайн.

О ТЕАТРЕ. Участвовал в спектакле ТЮЗ г. Самара под руководством французского режиссёра «След отца». Это визуальный театр: минимум текста, всё выражается визуальными средствами. Но такой театр конечен, он даёт конкретную картинку, не оставляя зрителям поля для фантазии. Играть нужно намёками, театр должен стать образным. Это слуховой театр, когда подключается только слух и некоторые визуальные моменты, а остальное уже сделает фантазия зрителя. С помощью текста и звуков можно создать целый мир. Один актёр может играть много образов, но это должен быть профессиональный актёр. Гратовский так работал, Васильев. У звукового театра конца нет, ведь сначала было слово.

О ЗРИТЕЛЯХ. Можно зацепить любого зрителя. Нет безнадёжных людей. Когда ты не врёшь, несёшь конкретную мысль, до каждого можно достучаться и повести за собой.

О ДЕТЯХ. Сейчас детям надо уделять как можно больше внимания. Нельзя пороть детей. Мы должны воспитать достойное поколение. Воспитывать надо свободных детей, которые не боятся, не ограничены, творческие. Сейчас растут уникальные дети. Надо дарить им любовь и быть им помощниками. Взрослые могут дать детям кисть, но не надо учить их рисовать.

ОБ АКТЁРСКОМ ОБРАЗОВАНИИ. Многие вузы убивают в человеке художника, творца, ограничивают его во всём, люди начинают бояться что-то выразить, потому что это будет не по тем правилам, которым их учат. Честнее, когда ты делаешь что-то сам. Многие великие были самоучками. Учиться надо для того, чтобы уметь владеть инструментом, но при этом не быть ремесленником, создающим одно и то же.

 

СВЕТСКАЯ БЕСЕДА

Ты ставишь спектакли с 18 лет. В 25 твой спектакль стал призёром Международного фестиваля. В течение твоей карьеры не было ли проблем со стороны более старших актёров или режиссёров, считающих себя гораздо опытнее?

Если ты знаешь, что делаешь, у тебя что-то получается, люди видят это и начинают тебя уважать. Возраст сейчас не имеет значения в любой сфере, не только в театре.

 

У тебя – абсолютно неординарное творческое мышление, что отражается в твоих работах, основанных на игре символов. А кто или что повлияло на формирование твоего образа мыслей?

Может, то, что я – левша J. Точно – не воспитание и не образование. Настоящие учителя сидят не в вузах, а встречаются нам в жизни: даже бомж другой раз нам посылается, чтобы чему-то нас научить. Если ты знаешь, чего хочешь, учителя притягиваются к тебе сами. И ещё я понял, что не нужно замыкаться в себе.

 

Ты вырос в творческой семье?

Нет. В обыкновенной семье. И был средним учеником в школе.

 

Многие люди – прекрасные исполнители, но придумать что-то самим им невероятно сложно.  Что нужно делать, чтобы тебя посещали креативные идеи?

Точного рецепта, пожалуй, нет. Надо просто работать, и идея приходит. Важно понять направление, в котором ты хочешь, чтобы пришла идея. Затем определить тему, изучить то, что сейчас есть в этой области. Это длительный процесс, иногда – очень мучительный.

 

Можешь привести пример рождения идеи и процесса её воплощения из своего опыта?

Еду как-то в метро и думаю: «В метро можно что-то продавать. Но что: фонарики? Надо то, что можно читать, пока едешь. Но только не то, что люди уже слышали в новостях или читали в других газетах. Тогда что? А что если это будет газета, основанная на материалах из социальных сетей? В ней будет эксклюзив – то, что пишут люди, а не газеты. Каждый может быть автором». Я мониторил социальные сети, делал газету, печатал её. Но скоро понял, что это никому не нужно, это всё равно было дублирование материала. Наступил момент разочарования: твоя гениальная идея оказалась никому не нужна. И вот здесь главное – не сдаваться, не останавливаться. Когда я это понял, ко мне пришла новая идея газеты с визуальной информацией, понятной людям на любом языке. Сейчас я над ней работаю, в том числе. Творчество – это постоянный процесс. В любом деле надо проявлять творческий подход, иначе оно становится мёртвым, неинтересным.

 

Не так давно ты режиссировал спектакль с профессиональными актёрами одного из ведущих театров России «Самарт». Но проекту так и не суждено было состояться. Что, по-твоему, стало тому причиной?

Это был сложный спектакль, герои которого – люди с психическими отклонениями. Я даже специально посещал психиатрические больницы в ходе предварительной работы над спектаклем. Актёры были все профессиональные, на счету их спектаклей уж не одна высшая театральная награда России – «Золотая маска». Я начал там что-то мудрить и перестал понимать, что хочу донести людям. Молодой я ещё, наверное, для таких серьёзных вещей.

 

Чем отличается для тебя как для режиссёра работа с профессионалами?

Если профессиональным актёрам дать лёгкую задачу, им будет неинтересно. Также им надо знать, куда ты их ведёшь. Если они видят, что ты это знаешь, они тебе доверяют. Ни в коем случае нельзя показывать им свои сомнения. В этом была моя ошибка. Хороший режиссёр должен увидеть картинку в голове. Для этого нужно тщательно разобраться с материалом. Если ты не знаешь, что хочешь сказать, этим не стоит заниматься.  Мейерхольд говорил: «Мастерство – это, когда ты знаешь, что и как». Каждый образ в спектакле – это точка, их нужно свести к одной идее. В этих точках надо давать актёрам свободу, но они должны понимать, куда им нужно прийти.

 

Какой опыт ты получил лично для себя в ходе этой не состоявшейся постановки?

Я понял, что нужно ещё многому учиться. Вообще, состояние ученичества нужно в себе сохранять. Профессиональные актёры научили меня тому, что нужно верить в себя. Сомневаться можно дома, а на репетиционной площадке нужно чётко понимать, что ты хочешь сделать.

 

Каким, по-твоему, должен быть настоящий режиссёр?

Хорошие режиссёры – это люди, очень высокообразованные во многих сферах жизни, не только в театре. Театр – это познание мира через себя. Режиссура – это большой труд, очень ответственная профессия. Режиссёры высшего класса – это режиссёры детских спектаклей. Современное искусство должно прийти к детям. Всё понимается в процессе. Важно знать, зачем ты этим занимаешься. В России есть очень достойный режиссёр Праудин. Его спектакль «Фальшивый купон» в театре «Самарт» стал для меня настоящим потрясением. Этот спектакль не просто показывает, что мы плохо живём – это и так понятно. Если показывать только это, то в человеке укоренится мысль: «У меня всё плохо». Надо давать человеку направление, куда идти.

 

Что помогает тебе на сцене?

Говорят, внутри нас есть «золотой танцовщик». Если ты открываешься ему, он ведёт тебя по сцене, управляет тобой. Это – самое первое чувство, детская непосредственная реакция, а потом начинается оценка, анализ. Человеческое тщеславие и предрассудки убивают этого танцовщика. У детей нет страха перед обществом. Во мне он пока ещё есть, а нужно стремиться сохранять в себе детскость, тогда ты будешь настоящим в любой сфере.

 

Чего, по-твоему, стоит остерегаться любому творцу?

Тщеславия. Это был мой самый главный враг. Оно может убить любого художника. Это, когда у тебя чисто корыстная цель и ты уже считаешь себя великим. Когда ты хочешь только славы, чтобы тебе все говорили, что ты – великий. Дети же не считают себя великими? Тщеславие – это желание получить приз. Оно – безжалостно. Ты можешь получить приз, но какой ценой?

 

Есть такой анекдот: «Что, с личной жизнью проблемы? Наверное, театром занимаешься?». А твой личный опыт и твоего ближайшего творческого окружения подтверждает это или опровергает?

Это просто стереотип такой существует. А, на самом деле, семья – это важная вещь, нельзя от неё отказываться. Всё зависит от самого человека. У меня в этом плане давно всё хорошо, мои друзья тоже и семьи имеют, и на сцене очень талантливы. По-моему, это вполне совместимые вещи.

 

Какие творческие задумки сейчас занимают твои мысли?

Телевидение, дети, издательство, СМИ, экология – это то, что мне сейчас интересно. Сейчас мы уже продумываем свою мечту. Придумали свой город, в котором каждому – по мечте. Самое главное в этом городе – образование и работа – то, что формирует культуру. Культура держится на образовании (развитии личности) и работе. Это – главные принципы, которые должны быть во всём. Чем шире человек, тем у него больше возможностей. А широту может дать образование, развитие в себе новых качеств.

 

Тебе приходится сталкиваться и с российскими, и с украинскими культурой и искусством. В чём, по-твоему, их главные отличия?

На мой взгляд, в украинской театральной среде чувствуется некоторая провинциальность, по сравнению с российской. В России – театр мощнее, там – все театральные «монстры». Но в Украине мне очень нравится музыка, которая, я считаю, на мировом уровне –  «Даха Браха», например. И, что особенно важно, в Украине – хорошая публика.

 

С каким животным ты себя ассоциируешь?

С котом. Я такой же ленивый, хочется спать и чтобы меня гладили. J

 

Какую часть своей Книги Жизни ты сейчас пишешь?

Я считаю, что как раз закончил писать её пролог, предисловие. Этот пролог нужен мне был, чтобы что-то понять, чем-то вооружиться. Он был достаточно полным, очень насыщенным, а сама история только начинается.

 

Чего бы хотелось пожелать самому себе?

Наверное, я бы начал с того, что надо рано просыпаться. Это то, чего мне лично сейчас не хватает.

 

Что для тебя – главное в жизни?

Я – мечтатель. И для меня главное – иметь чётко сформированную мечту, к которой ты идёшь. Каждая мечта реализуется. Нужно услышать свою мечту, почувствовать её в себе. Я не имею в виду покупку автомобиля, например. Это – то, зачем ты живёшь. Даже у животных есть цель. Если человек теряет её, он теряет свою жизнь просто, и всё. Я пытаюсь реализоваться в разных областях, но все они должны дарить людям радость. Театр и искусство не должны вызывать депрессию. Любое творчество божественно, оно должно дарить радость и любовь. А если творчество заводит во тьму, оно – не от Бога.

 

Твой совет на сто лет?

Надо всех прощать. Чтобы простить человека, нужно представить, что он – ребёнок, и тогда прощается легко.

Светскую беседу вела Татьяна Щастина